СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Еще к концу средневековья начала робко и понемногу зарождаться новая форма производственных отношений, которая к концу рассматриваемого в настоящей главе периода сделала огромные шаги вперед к окончательному господству во всей экономической системе. Крупные машины можно было использовать в полной мере лишь при объединении совместно работавших людей. Это заложило основу для роста капиталистической системы производства, при которой одному «капиталисту» или кучке «капиталистов» принадлежало все — необходимые машины, здания, сырье. Хозяин мануфактуры предоставлял необходимый капитал. Работу выполняли наемные рабочие, получавшие заработную плату и которые в отличие от поденщика-ремесленника или цеховой организации сами работодателями никогда не становились.
Подобная капиталистическая система промышленного производства возникала, разумеется, прежде всего в тех отраслях, где без тяжелых машин нельзя было обойтись, — главным образом в горнорудном деле и в металлургии. Начиная с XV века крупные предприятия в этих отраслях промышленности финансировались банкирами. Но еще в средние века мануфактуры изредка возникали и в других отраслях промышленности. Так, на одной амьенской фабрике в 1371 году работало 120 ткачей. Приблизительно столько же печатников насчитывалось в 1450 году в одном нюрнбергском печатном дворе. В начале XVI века известный Джек Ньюберийский построил ткацкую фабрику, где на 200 станках работало около 600 рабочих. К 1550 году существовало уже несколько подобных предприятий. К 1660 году подобные крупные мануфактуры, требующие накопления больших капиталов, перестали быть редкостью, особенно в Англии. Для сооружения рудника в елизаветинское время * требовалось около 100 фунтов стерлингов, тогда как при Стюартах эта сумма возросла до нескольких тысяч фунтов стерлингов. К середине XVII века появились вагранки, на строительство которых расходовалось по нескольку тысяч фунтов стерлингов. В 1649 году два капиталиста из Эшера вложили 6000 фунтов стерлингов в постройку фабрики для производства медной проволоки. Во времена Чарльза I один лондонский пивоваренный завод стоил 10000 фунтов стерлингов. Однако все это было лишь преддверием широкого перехода к мануфактурной системе производства, происходившего в XVIII и XIX веках.


<< назад        далее >>

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115116117118119120121122123124125126127128129130131132133134135136137138139140141142143144145146147148149150151152153154155156157158159160161162163164165166167168169170171172173174175176177178179180181182183184185186187188189190191192193194195196197198199200201202203204205206207208209210211212213214215216217218219220221222223224225226227228229230231232233234235236237238239240241242243244245246247248249250251252253254255256257258259260261262263264265266267268269270271272273274275276277278279280281282283284285286287288289290291292293294295296297298299300301302303304305306307308309310311312313314315316317318319320321322323324325326327328329330331332333334335336337338339340341342343344345346347348349350351352353354355356357358359360361362363364365366367368369370371372373374375376377378379380381382383384385386387388389390391392393394395396397398