<< Назад

Тревоги и чувства

Прошло месяца три и с холодными зимними ветрами, добирающимися даже до Флориды, пришло письмо от Ралфа. Оно было толстым и неприятным. Конечно, тут полно было накопившейся горечи, выстраданной в молчании за эти три месяца с момента его ухода в грозу. Написано все в черных тонах на пяти страницах и касалось прошлого, когда он был маленьким, брошенным отцом ребенком. А он так ждал откровенности. Но ему не нужны проблемы, поэтому он похоронил свои чувства.

Но разве можно скрывать свои чувства. Пусть сознание считает, что они ни к чему, но они есть. Они есть у подсознания, а сознание старается разложить все по полочкам, охватить их рассудком. А может быть, он старается защитить отца от своих чувств или же просто не верит ему, не верит, что отцу есть какое-то дело до его чувств. В общем, прочтя письмо, мачеха очень рассердилась. Она подумала: “Да как он смеет прийти сюда в этот дом, где все для него открыто и после этого защищать нас от своих чувств. Уж лучше бы он защитил меня от этих намеков, что я не пойму его, что мне и дела нет до его чувств”. Если уж они ему так понравились, чтобы ходить к ним в дом, будь любезен достаточно их уважать, чтобы рассказать о своих чувствах, желаниях,тревогах,когда все только появляется, когда еще можно что-то сделать. Она хотела, чтобы Ралф верил, что она и его отец достойны доверия, что им вовсе не все равно, пусть даже трудно вот так сразу понять его чувства.

И она села писать ответ, она написала, что не верит, чтобы ему нужна была любовь отца. “Как можно говорить о любви, если недостаточно доверяешь ему, не настолько, чтобы позволить ему узнать о твоих чувствах, о том, что тебе не нравится, дать ему шанс понять тебя? Ты просто обязан дать ему понять, пусть даже для этого придется по нескольку раз говорить об одном и том же, или усадить и сказать: "Послушай меня, тебе придется понять это".”