<< Назад

Стратегия помощи

Главной проблемой, заставившей его обратиться к Лоле за помощью, была острая боязнь, приступы тревоги, когда приходилось проходить через мост. А мостов в этой части Флориды предостаточно. Его врач прописал ему валиум и еще какие-то лекарства на курс в несколько месяцев, но они нагоняли на него лишь сонливость или оцепенение и никак не отражались на состоянии тревоги. И против своей воли он был вынужден признать, что нуждается в квалифицированном лечении. Эту свою тайну он также постарался припрятать вместе с другими своими страхами и с чувствами вообще.

В общем-то, нужно признать, что такая стратегия не лишена здравого смысла с точки зрения человека, состоящего на службе. Он правильно посчитал, что никому на работе не нужен неудачник. Людям нравятся победители, а победители никогда не путаются в своих чувствах, они не сгибаются под грузом своих проблем. Людям нравятся профессионалы, они восхищаются лидерами, которые умеют держать ситуацию в своих руках. Он сам нередко заглядывался на своих боссов. Они всегда казались холодными, как камень, и непреклонными, как скала. Он и сам мечтал о том же, стараясь всячески укрепить свою профессиональную репутацию. Расчет, в основном, был верен. Одно лишь портило ему жизнь — необходимость переходить через мосты. Поэтому тайно, чтобы никто из коллег не догадался, он обратился за помощью к Лоле.

Он уважал и ценил ее как терапевта. Что-то в ней такое” было, настоящее, сильное. Наверное, и ему хотелось стать, таким же сильным. Но вот чего ему совсем не хотелось — показывать свою несостоятельность, представ перед строгими судьями.

У него складывалось отношение, что Лола чувствует себя неспособной ни на йоту продвинуться в его лечении. Она считала, что-то необходимо разобрать особенно тщательно, но что? Методистам она объяснила и описала случай Джонни, а потом поставила пленку с записью сеанса. Любопытно, как иногда можно, оказывается, взглянуть на вещи глазами другого. Пленка крутилась не больше минуты, а методистам сразу все стало ясно. Дело было не столько в сложности и запутанности его проблем в настоящем, сколько в совершенно очевидной проблеме в прошлом. И единственная причина, почему все казалось столь сложным, была в том, что Лола в некотором роде страдала от той же проблемы, от того же страха обнажить свои эмоции и внутренние переживания. Как психологу ей было известно, насколько это важно, но побороть в себе сомнения, навеваемые этим пациентом, она не могла. Один из методистов, которому Лола верила “больше, чем себе самой”, не откладывая решение проблемы на потом, пригласил ее совершить мысленное путешествие в воспоминания о ее прошлом, чтобы проследить ее чувства до истоков, где могли бы корениться начала ее проблем.