<< Назад

С друзьями хорошо

Если рассказывать эту историю пациенту в гипнотическом трансе, тому может прийти в голову, а что, собственно, у этой истории общего со всеми этими собаками, детьми, голубями и исследователями.

В один прекрасный день, или, лучше сказать, вечер, мать Линн никак не могла уснуть и, выглянув в окошко, увидела, как Линн на крыльце целуется с мальчиком. Пришлось Линн признать, что для матери это настоящий удар, и она перестала с этим мальчиком встречаться. Мне известно, что когда Бобу запретили ходить на свидания, он страшно возмутился и сказал: “Что я такого делаю, что вы мне не доверяете? Если совсем посторонние люди доверяют мне свою дочь, то почему мои собственные родители не должны мне верить? Кому охота, чтобы собственные родители были бы хуже, чем какие-то посторонние люди. Так уж и быть, дам вам еще шанс хорошенько подумать об этом”. Еще подростком Боб научился кое-чему, это отношение крепло с годами, и со временем настолько помогло ему, что он добился устойчивого положения, шлифуя его уже как взрослый.

С друзьями хорошо. Чужие иногда нормальные, а иногда невыносимы, но родители всегда должны быть лучше и выше, чем невыносимые чужие, нормальные чужие или даже хорошие друзья. Родители — это особая категория людей. На родителя нужно смотреть снизу вверх, чувствовать, что он понимает тебя и всегда прикроет. И когда его родители поймут, наконец, что это так, вот тогда Боб и не будет проказничать. Что с него взять, мальчишка. В 28 он стал немного лучше, конечно, чем в 18, но закладывалась в нем эта позиция еще тогда.

А Линн, в свою очередь, была хорошей, послушной, дружелюбной девушкой. Она знала, если хочешь жить в согласии, постарайся делать то, что от тебя ожидают. Родители, в конце концов, хотят для нее только хорошего, хоть не всегда ее понимают. Может, иногда они и правы, может, иногда и она права, но она их дочь. Когда-нибудь она будет делать по-своему, но пока она живет с ними, следует вести себя так, как они этого хотят. Так они ей говорили. Это были их правила. И до сего дня Линн звонит матери по три раза на неделе, если не больше.