<< Назад

Нужно ли скрывать восторг?

И вот — счет на столе, официант слегка кланяется тем изысканным полуофициальным, полугалантным поклоном, что является отличительной чертой хороших официантов в хороших ресторанах, и тут Сюзан решается. Набрав побольше воздуха, улыбнувшись ему немного нервной улыбкой, она неуверенно сказала: “Могу я спросить у вас о чем-то личном?” В мгновение ока он оказался перед ней, преклонив колено, глядя прямо ей в глаза, его голова чуть отклонилась в сторону, весь его вид говорил о полном внимании и интересе: “Конечно, и о чем же?” Немного приободрившись, впрочем, отступать было поздно, она ринулась в атаку: “Я вот подумала, вы такой интересный, и мне бы хотелось узнать вас поближе. Как вы на это смотрите?” Уф! Все сказано, ждать его чарующей широкой улыбки, ждать, пока он возьмет и пожмет ее руку ,и скажет, что это замечательно — не стоит. У него и времени на все на это нет, конечно, но телефон он ее взял, и встретиться они договорились на следующий вечер, когда у него выходной. Он ушел, а Сюзан весь остаток дня была на седьмом небе.

Оказавшись на улице, она вдруг высоко подпрыгнула и издала какой-то нечленораздельный вопль радости. В машине она все повторяла: “Господи, не могу поверить, я сделала это, в самом деле сделала!” Переход от тревоги и возбуждения к волнению радости и к уверенности в себе был таким поразительным! Дышала она часто и глубоко, а на лице, будто приклеенная, красовалась улыбка чуть ли не до ушей. Энергии в ней было хоть отбавляй, но Карен и Билл несколько отяжелели от еды, да к тому же было уже поздно. Решено было вернуться домой. У Карен появилось даже какое-то неосознанное чувство зависти к нынешнему состоянию Сюзан. Ей тоже захотелось вот так, как Сюзан, рискнуть и получить за это желаемое. А желаемое так и стучало в мозгу, вызывая чувство легкой неудовлетворенности вечным ожиданием, которое так нравилось ей раньше.