<< Назад

Подноготная неудач

Почти в то же время, даже и не подозревая о Стэне, Джулия тоже обратилась к нам, как раз после этого случая с камнем. Гадать нам, конечно, пришлось не долго, чтобы разобраться, что они говорят именно друг о друге, когда рассказывали на сеансах, чем занимались в выходные. Стэн уже почти было совсем решился. Он хотел, чтобы Джулия узнала, что он к ней испытывает, но он совсем не хотел сделать что-то не так, чтобы это обидело ее и отвернуло от него.

А тем временем Джулия рассказывала о том, какой же парень ей больше всего по душе. Стэн ходил с ней на свидание, и потом проводил ее аж до самых дверей. Он не сказал ей о своих чувствах, и почему хочет встречаться с ней, не взял ее за руку, вообще никак не прикоснулся. Боялся посмотреть ей в глаза и даже не улыбался. И когда пришло время, он просто застенчиво повернулся и ушел.

Он рассказывал, что в последний момент, стоя у двери, он скорее бы умер, чем даже мог бы представить, что должен спросить ее, можно ли поцеловать ее на прощание. Руку пожать и то не решился. Он сказал ей, что отлично провел время, и пошел домой. Джулия тоже хорошо провела время, сказала ему об этом и вошла в дверь.

На следующий день она спросила у нас, есть ли в ней что-то такое, что заставляет парней держаться от нее на расстоянии. Она познакомилась с таким замечательным парнем. И ей очень, конечно, хочется еще с ним увидеться. Зовут его Стэн. Он такой нежный и восприимчивый. Пролетела неделя. На следующем сеансе она сказала, что не звонил ей. Она провела выходные с другими ребятами и очень хорошо повеселилась. Никак она не могла решить, чем же обидела Стэна.

И тут до нас дошло, что Стэн говорил, что не звонил больше девушке. Он посчитал, что если пересилит себя, то скоро обнаружится, какой он недотепа, поэтому он и не стал ей звонить. Очень оказалась неудобная ситуация — я знал, что они говорят друг о друге, но что мне было делать — уговорить его позвонить ей, или сделать вид, что мне ничего неизвестно. Я никак не мог решить. Но время шло, и Стэн встретился-таки с ней, но с тем же успехом, он убедил себя, что если будет более настырным, все тут же узнают, какой он простак. Он полагал, что эта его застенчивость сама говорит за себя и каждая девушка сразу же признает в нем неудачника и недоростка. Он оставался на своем, лечение его затягивалось.

По окончании колледжа Джулия прислала нам открытку. Просто удивительно, как быстро пролетели эти четыре года, когда она наметила для себя, наконец, свои новые жизненные ориентиры. Она закончила факультет и знала теперь о камнях куда больше, чем четыре года назад. За это время она много чему научилась, и характер ее изменился, и уверенности в себе поприбавилось. Она не забывала нас, писала, как и что в ее жизни. Стала близкой нам. И когда на почте мы получили приглашение на свадьбу, это не очень нас удивило. Замуж она вышла за парня по имени Майкл.

Она писала, что, наверное, ей когда-нибудь опять придется обратиться к психотерапевту, потому что постоянно ее гложет один и тот же вопрос, и даже свадьба тому не помешала, а что было бы, если бы она сама позвонила Стэну, а не стала бы ждать его звонков. В открытке она писала, что все еще думает о том парне, Стэне, который запомнился ей еще с первого курса. Почему другие парни не могут быть такими же? Впрочем, она вполне счастлива и с Майклом, как я полагаю. Но кто бы мог подумать, что этот тусклый, обыкновенный камешек станет самым большим впечатлением ее жизни?