<< Назад

Обдумать и взвесить

Джордж сидел на этой пробе, смотрел, не желая показывать свое не умение, потом встал и вышел с прослушивания, вышел, сгорая от стыда, надеясь, что никто не заметил его бегства. Что делать он не знал. Нужно обо всем подумать и взвесить; он просто взял и подбросил монетку,— орел — остаюсь здесь в сквере на скамейке, решка — заставлю себя пойти и заняться диссертацией. Хорошо, что это пришло в голову. Так не хотелось заставлять себя в этот день. Вот он и сидел на парковой скамейке, как вы уже, наверное, догадались, в сквере университетского городка, а тут всегда полно бегающих трусцой. Джордж сидел на солнышке и наблюдал, какие все эти бегуны разные.

Вот протрусили мимо бегуны, разодетые по последней моде. Бегут свою символическую милю как на празднике, улыбаются, болтают, даже и не вспотели как следует. Джордж проводил их взглядом, думая, что неплохо бы и самому заняться бегом трусцой.

А вот серьезные бегуны — никакого тебе романтического ореола, потные, мокрые, волосы на голове слиплись, капает с них, тяжело дышат. У некоторых колени забинтованы. Кроссовки старые, стоптанные, спортивная форма вся изношена. Вот один такой бежит как раз мимо, явно превозмогая боль, рядом с ним партнер бежит и помогает ему заговорить эту боль. Как только начнет покалывать в боку, Джордж всегда тут же прекращал бег, поэтому его несколько удивило, что такой вроде бы специалист бега бежит и заговаривает свою боль, принимает ее, приветствует ее, говорит ей, что бега не прекратит. А партнер нашептывает ему на ухо — правильно, мол, молодец, так и надо, дыши в нее, не останавливайся, не для того ты здесь, скажи ей, что рад познать ее. Джордж, конечно, не все мог расслышать, хотя и бежали они не очень быстро.

Сколько он сидел на скамейке — не известно, но только те бегуны в кавычках что-то не показываются на второй круг. Показуху свою они закончили и теперь готовятся весело провести вечер. А эти бедолаги накручивают все круг за кругом. Интересно понаблюдать за тем, что превозмогал боль. Даже и не верится, что это тот же человек, он теперь улыбается, бежит ровно, видно, что ему очень хорошо. Для Джорджа это стало откровением. Впечатляет, конечно, подсознательно он понимает, что уже знает об этом, что для того, чтобы обрести истинную силу, необходимо принять, изучить, раскрыть свою слабость, которая кроется в основе тебя. Может это как раз и заставило его тогда разоткровенничаться со мной, когда мы вместе вошли в тот день на занятия.