<< Назад

Настоящее испытание

Время, казалось, летело, а прошло всего несколько минут. Мы старались не пропускать каждое движение Пэтти, пока она совершала свой обход. Вот она подбоченилась, игриво нахмурилась и стала в шутку выговаривать мистера Мартина, за то, что тот совсем один. “Это еще что такое, спрятались, значит, оставили дам без своей пленительной галантности? А может, специально уединились и ждете меня, чтобы побыть немного вдвоем? Угадала я, пампушечка? А может потанцуете со мной, чтобы размять старые косточки?” Он притворно стал сопротивляться, когда она подняла его и повела к проигрывателю. Зазвучал фокстрот, она заплясала под аккомпанемент притопов и прихлопов пациентов, внимательно ловя каждое его замечание и советы. Танец закончился, она подвела его к креслу и очень сердечно поблагодарила за минутку радости! Отошла, прошла шагов пять, повернулась вполоборота и с благодарностью подмигнула ему.

О чем она говорила с пациентами, нам не всегда было слышно, мы просто смотрели, что она делает. И уж конечно, мы не знали, что она себе говорит, чтобы поддержать этот дух. Ей просто вспоминались слова ее мамочки: “Не волнуйся, милочка, легко с теми, кому и без того хорошо. Не нужно для этого особого таланта. Настоящее испытание, это когда тебе легко с теми, кому очень трудно и тяжело. Ведь только здесь ты понимаешь, какая ты особенная, а это как раз может и им чуточку жизнь облегчить!” И всегда в голове звучат эти слова мамы: “Не волнуйся, милочка, легко с теми, кому и без того хорошо. Не нужно для этого особого таланта. Настоящее испытание, это когда тебе легко с теми, кому очень трудно и тяжело. Ведь только здесь ты понимаешь, какая ты особенная, а это как раз может и им чуточку жизнь облегчить!”

Мама столько раз это повторяла, вот если бы вместо каждого такого наставления монетку бы ей давали — миллионершей давно стала бы; не сознавала она, насколько она сейчас богаче, чем если бы сбылась эта ее глупая мысль. Я не знаю, как Пэтти попала сюда на работу, но разве найти другое такое место, где стольким людям так трудно и тяжело, где столько боли, сомнений и горечи.