<< Назад

Гневное поведение

Мы сидели, наблюдали за ней, не зная о чем она говорит себе, что думает, обращается ли к себе с вопросом: “Так, кому еще я могу помочь? Кого еще сделать чуточку счастливей и спокойней сегодня?” Внимательно всматриваясь в лица, она находила ответ и делала свое дело. А мы все смотрели и смотрели, как она переходит от одного пациента к другому, вот она погладила морщинки на щеке у Мэри, вот она погладила по плечу нянечку, которой нелегко приводится с такими тяжестями. И сколько было еще взглядов вполоборота, подмигиваний, подбадриваний. Это невозможно не заметить. Никого она не обошла своими ласками, улыбкой, взглядом.

Наверное, она порой спрашивала себя, кому она в данный момент нужнее: “А кто тут больше всего протестует?” Ага, Ворчун Чарли, и это его не первое сегодня “выступление”. Тележки с обедом только что доставили, а он уже ворчит, какие неумехи служащие этой дурацкой “тюрьмы”, что и накормить как следует не могут. И хотя Пэтти уж совсем, конечно, не имела никакого отношения к его диетической взыскательности, но стала рядышком, терпеливо снося, пока он осыпал упреками и ее, и всех остальных. Она стояла, спокойно принимая его недовольство, сочувственно морща лоб. А потом, когда он на секундочку остановил свой словесный поток, наверное, чтобы придумать, чтобы еще такое сказать, похлеще, она вдруг вся резко преобразилась. Наклонилась к нему, нежно взяла его за руку, улыбнулась и сказала нежно так и мягко: “Да не волнуйтесь вы так, миленький, достанем мы вам вкусненького!” Гнев его растаял, будто и не было его никогда.

Время пролетело незаметно, нужно было возвращаться ко мне в кабинет. Моя пациентка полагала, что тогда-то и начнется ее терапия, не сознавая, сколькому она уже научилась, потому что можно чему-нибудь научиться даже и не стараясь особенно. Поэтому, вернувшись ко мне в офис, я предложил ей просто расслабиться в легком трансе и тщательно прокрутить про себя все, что она только что увидела. Вероятно мне и не стоило так усердствовать, рассказывая ей под трансом, как Пэтти поглаживает чью-то спинку, подмигивает, становится на колено, чтобы по-дружески заглянуть в глаза собеседнику, соглашается, что боль может быть невыносимой, разглаживает старушке морщинки, пожимает руку, устраивает старичку праздник, прося научить ее танцевать, похлопывает по плечу, придумывает забавные прозвища, шутит, добродушно успокаивает старого ворчуна, и т.д. и т.п.