<< Назад

Рождественские подарки

Из всего того, о чем он болтал в тот день, запомнились и еще какие-то обрывки, но больше всего нас занимал вопрос, что же подарить д-ру Эриксону на Рождество. В общем думать долго не пришлось, ясное дело, что — рождественскую елку, и мы вскорости нашли одну, всю расцвеченную, украшенную блестками, мишурой, леденцами и всем, что полагается для рождественской елки. На следующий день мы радостно вернулись, прихватив и еще кое-что по дороге Д-р Эриксон обрадовался, но вовсе не удивился елке, меня же в этот момент занимал вопрос, как ему вручить это наше кое-что. Вышла небольшая загвоздка, ну как после всего услышанного вручать ему подарок, в голове неуклюже крутилось что—то вроде “вот у нас тут для вас подарок, э, откройте его сейчас, или лучше-подождать и открыть в Рождество”. Он покачал головой и сказал: “Только вчера рассказывал вам, как дарить подарки на Рождество”. Что мне оставалось делать, я “посмотрел человеку в глаза” и сказал: “Веселого Рождества, Мильтон”,— вручил подарок и крепко поцеловал в губы.

Но это еще не конец истории, если только не принимать во внимание, что он вскорости умер, и это был последний раз, когда мы виделись. Мы уехали из Феникса и отправились праздновать рождество, “правильно” дарить друг другу подарки у нашей Рождественской елки. А через шесть месяцев нам довелось послушать пленку, записанную кем-то тем же днем 20 декабря, где среди уже позабытого была запись и о том, как надо дарить подарки. С любопытством мы вслушивались в запись, словно слышали все в первый раз, по крайней мере — в этот раз осознанно, и особенно обрадовались, когда всплыла та история о Джое и женском белье. И тут к величайшему нашему удивлению прямо в середине этой истории, которую, как казалось, мы так хорошо помнили, голос д-ра Эриксона произнес: “И не хотелось мне идти с Джоем и покупать рождественскую елку, очень уж это хлопотно. Вот я и сказал ему, мол, ты иди, купи елку, разукрась ее блестками, мишурой, леденцами и всем, что полагается для рождественской елки”. Нет, мы были не просто удивлены,— мы были поражены. Мы тут думали, какая это у нас замечательная идея — купить и нарядить для него елку, а за всем этим, оказывается, он сам стоял! И народу у него в тот день перебывало не меньше, чем человек 10, вот вам и 10 елочек, которых и след на другой день простыл.