<< Назад

Когда взрослеешь, начинаешь считать

Ребенок не в состоянии разобраться, как это запоминается способность приятно играть с кем-нибудь, при этом даже и не важно, во что же, собственно, играешь. Это уже потом, когда взрослеешь, начинаешь считать, что все это слишком по-детски, хотя в глубине души желаешь этой открытости и способности вот так по-детски радостно и открыто играть с другим. Очень ценное это желание. Как-то мне довелось посмотреть отрывок одного фильма, где Джин Уайлдер играет очень застенчивого парня, который боится, что у него ничего не выйдет с девушкой. Он изо всех сил старается напустить на себя вид этакого полового разбойника, а она при встрече оказывается мягкой, нежной, задушевной женщиной, с которой легко и спокойно.

Они идут на танцы сначала, вспоминают то, о чем известно любому ребенку, когда улыбаешься и смотришься в улыбающееся лицо друга, совершая ритмические движения, отдаваясь физической активности. Не обращая внимания на темп музыки, она вдруг остановилась посреди танцплощадки, потянулась к нему, приглашая его к танцу медленному, прижавшись друг к другу, в ответ на его старающиеся перекричать громкую музыку слова: “Когда же мы по-настоящему потанцуем?” Ты вслушиваешься в то, о чем говорит другой и спрашиваешь себя: “И я этого боялся, разве я с этим не справлюсь, да еще с удовольствием?” Так вот оно все и шло, даже когда они приехали к ней домой, и" она зажгла свечи и стала медленно раздевать его. Она скинула и с себя верхнюю одежду и нежно так сказала ему: “А остальное ты сам сделай”. Он смотрел на ее обнаженное тело, на ее груди, а она спросила: “Ты думал, что они будут больше?” И он ответил: “Я и понятия не имел, что ты так красива”. Она поставила пластинку, и они танцевали в интимном свете свечей в ее спальне, а потом весело бросились в лунный свет пляжа, куда выходил ее дом. Потом они сидели обнаженные у камина, он положил руку ей на сердце, которое бешено билось.