<< Назад

Человек в бессознательном состоянии

Человек в бессознательном состоянии может помнить свои переживания по-разному. Одновременно несколько сразу или одно как дополнение другого. Это было задолго до того, как она научилась делать ошибки во сне. И она просто стояла, ощущая счастье, безопасность, благодарность к этим людям, которых знала теперь, кажется, всю жизнь. Когда кто-то слушает историю или рассказывает историю, легко забыть, что переживание было на фоне 10-часового пребывания в ледяной воде.

И мне интересно, воспринимаете ли вы всю глубину ее переживаний по отношению ко всем этим людям — подбадривающим и плачущим. Можно сознательно сконструировать подобное переживание, но как по-настоящему почувствовать, как дрожат твои ноги, как замирает сердце, как руки находят опору в руках других людей, как смешиваются с твоими слезы незнакомцев. Они улыбаются и смеются, делятся каждый своим, будто в оправдание того, что в минуты кризиса люди теснее сплачиваются друг с другом.

Направленная работа по диссоциативному обзору начинается с историй по восстановлению диссоциации:

Т: Сейчас вы запоминаете переживания, когда они полезны или будут полезны, чтобы применить их позже. Я лишь надеюсь, что вы запомните известную порцию этих переживаний при развитии ощущения диссоциации, поскольку по-настоящему важная часть лечения может связать вас с диссоциацией, которая может начаться в ваших щеках или шее, может начаться в вашей руке, может начаться в ваших ступнях. У большинства людей диссоциация в основном в пятках, особенно, что касается их души. Совсем неплохо диссоциироваться от своей души. Иногда душа может принять на себя все удары судьбы.

А теперь, какое все это имеет отношение к доверию? Боб Дилан говаривал, что стучал в двери рая. Пол Саймон говорил: “Вот я здесь, Боже, стучусь к тебе, и знаю, ничего из этого не выйдет. Но ты сказал, доверься и тебе поверят”. Так что же такое доверие? Может через него можно повести кого-то в трансе и навести на диссоциацию. У меня такое былое Джерри, молодой, замечательной пианисткой. В результате нашей терапии она смогла публично сыграть на рояле свою интерпретацию “Иисус Христос — Суперзвезда”. Я лечил и ее приятеля. В опере он играл заглавную роль. Господи, да с ним было все в порядке. А вот ей досталась работка не из легких. Всю вещь она исполнила на фортепьяно. Я ей сказал, что следует диссоциироваться как только можно, потому что в ней, как у взрослой, много ресурсов, я хотел, чтобы она чувствовала их, сознавала их. Может она чувствовала их в кончиках пальцев и в ступнях, или в шее, плечах, глазах, щеках. Я не знал точно, где она это почувствует, поскольку даже не намекнул об этом.