<< Назад

Курс терапии

В курсе терапии она научилась так модифицировать предложения, что что-то далекое и почти забытое стало потихонечку вновь обретаться ею, это что-то, чем так хорошо умели пользоваться ее внуки. Какой ребенок не знает, как сказать “я хочу”? Ребенок говорит это еще даже прежде, чем вообще понимает значение слов; определенно, это первое, чему он учится. Ребенок может посмотреть так многозначительно на то, что ему хочется, а потом на того, от кого зависит, дать или не дать, что становится яснее ясного, что он при этом имеет в виду. А со сколькими “нет” приходится ему столкнуться, пока он не вырастет: “Нет, этого делать нельзя”, “Нет, ты еще слишком мал”. Так почему же у ребенка, переживающего столько разных “нет”, не уменьшаются способности повторять снова и снова: “Я хочу то”, “Я хочу немного”, “Я хочу кусочек”, “Я хочу пойти”. А еще лучше удается добиться своего, если еще и всплакнуть немного.

Ребенок набирает полные легкие воздуха, пользуясь при этом всей силой диафрагмы, легких, сердца, души и вопит долго и так громко, что слышно по всей квартире. Нет, привычка тут не вырабатывается, и вообще привычка тут ни при чем, главное — почувствовать всю мощь своего голоса, от которого стены дрожат.