<< Назад

В терапии метафоры являются непрямой формой лечения.

В терапии метафоры являются непрямой формой лечения. Подобно другим формам не направленности, терапевтические метафоры не вызывают сопротивления принятию новых идей, что характерно для методов прямых, направленных воздействий. Они воспринимаются мягче и приемлемее, а не как противопоставление или требование изменить себя. С одной стороны, метафора — это “просто история”, не требующая реагирования, но с другой стороны, она стимулирует мышление, ощущения и идеи для разрешения проблемы. Такой стимулирующий процесс упрощается еще больше, когда в стратегию включаются непрямые намеки и указания, соответствующие канве повествования. Скрытые указания, проявляющиеся в собранных здесь историях не выделяются особенно и не комментируются. О конструкции и использовании таких указаний можно прочесть в следующих работах: Эриксон и Росси, 1980 а,б,в,г; Лэнктон и Лэнктон, 1983; Мэтью и др., 1984, 1985. Однако важно сознавать, что используемые в книге истории в основном являются формой или каркасом для заполнения и передачи терапевтически спланированных указаний и посылов к слушателю. Такие указания могут быть оформлены в соответствии с особенностями категорий указаний и посылов по требованию, но также могут быть внедрены в повествование в виде местоимений и глаголов в определенном времени, от третьего лица “он” или “она” в прошедшем времени по второму лицу “ты — вы” в настоящем времени. Такие включения местоимения-глагола, часто в середине предложения, грамматически не верны, однако оказываются очень полезными терапевтически, поскольку заставляют клиента участвовать с большей открытостью. С тандемом местоимение — глагол вам часто придется встречаться на страницах этой книги.

При рассказывании историй в терапии мы часто используем прием включения нескольких метафор друг в друга. Таким образом все истории в данной книге, взятые из записи отдельного сеанса данной главы, подчиняются определенному логическому порядку, т.е. надо помнить, что терапевтические истории не всегда “обособлены”, как, например, в главах 2—10. Причины использования и эффективность многосоставных метафор даны в книге “Ответ внутри”.

Историям обычно, но не всегда, предшествует также индукция трансового состояния. Межличностная структура гипотического фона позволяет клиентам более свободно сконцентрироваться, соотнестись и настроиться на терапевта. Однако вне зависимости от индукции у клиентов трансовое состояние возникает спонтанно в процессе прослушивания многосоставных метафор, поскольку уже сама фиксация на неопределенности индуцирует транс. Элементы индукции и целесообразности гипнотического метода даны в другой работе (Лэнктон и Лэнктон, 1983). Здесь же достаточно сказать, что мы определяем “транс” как межличностные отношения, содействующие состоянию сознания, в котором клиент переживает повышенную осознанность, сконцентрированную на внутреннем содержании мыслей, чувств, предположений, воспоминаний, ценностей и т.д. Приняв такое определение, становится очевидным, что “транс” есть нечто, испытуемое довольно часто, даже и не на терапевтических сеансах. В терапии же мы предлагаем членам семьи использовать их имеющиеся способности для фокусировки на внутреннем мире как удобное средство, чтобы воспринять и узнать нечто, соответствующее их текущим проблемам. По нашему определению, это представляет собой начало транса.