<< Назад

Ситуация в самолете

Кто знает, что заставляет фон твоего воображения меняться на новый. Кто знает, что заставляет меняться сон, но он меняется. Она видела себя совсем другой, и это ей нравилось, она видела, как она сердится на своего мужа, гнев этот долго в ней сдерживался, но теперь настало время показать его, заявить о нем. И у нее Это здорово получается. Ей уютно и спокойно в трансе, она смотрится в компьютер, видит там себя со своими новыми возможностями, которые очень хорошо проглядываются в ее чертах и движениях, она видит, как разговаривает с ним. И чем раздражающе он себя ведет, тем больше она убеждается, насколько по-новому она теперь способна реагировать на этого типа, с которым промучилась столько лет. Теперь она уже не та, и его критика отскакивает от нее, как от каменной стены. Тут вспоминается ситуация в самолете, когда на милую, застенчивую стюардессу обрушивается какой-то тип с требованиями какой-то своей особой еды. Он ведет себя так вызывающе. У нее все права рассердиться по-настоящему. В конце концов, работа есть работа, но всему же есть предел. Но она справляется с ситуацией совсем неожиданно. Она подходит к крикуну, берет его за руку, нежно ее ласкает, и глядя ему прямо в глаза и добродушно улыбаясь, говорит самым мягким и убеждающим голоском, который можно только представить: “Да не волнуйтесь вы так, милый вы мой, мы обязательно что-нибудь придумаем”. Он так и растаял. У него и мысли не было продолжать вопить после этого. Это подсознание выбирает, как отреагировать — излить на кого-то весь свой гнев или попытаться понять и прочувствовать нужды другого, подойти к ним с состраданием. И что только не приходит в голову за мгновение транса— за 30 секунд, которые кажутся бесконечными и могут продолжаться также в ночном сне. А Джини говорит, хорошо, что компьютер у неё такой маленький и его можно носить с собой,— разве подгадаешь, когда потребуется занести в него что-то особенно важное, даже и не включая его.