<< Назад

Очевидно, что толчком к таким разительным переменам стал случайно увиденный фильм

Уяснение этой концепции станет более простым, если вспомнить о ситуациях в своей собственной жизни, когда не имеющие отношения к делу вещи играют потом в будущем немаловажную роль. Роль эта обсуждается в истории позднее. Однако на этой стадии особенным пунктом становится какая-либо знаменательная встреча. К примеру, в юности был у меня один знакомый по университету парень, полный неудачник во всем, за что ни брался. Он даже подумывал о самоубийстве, как о своего рода выходе из ситуации. Как-то вечером в студгородке показывали бесплатный фильм, денег на другое развлечение у нас все равно не было, вот мы и отправились в клуб. Картина называлась “Вспышка” [главный герой был фотографом]. Хороший фильм, очень нам обоим понравился. Но не прошло и нескольких месяцев, как мой приятель бросил университет, работу на полставки и поступил на курсы фотодела. А через несколько лет он стал преуспевающим фотографом и открыл свою студию. Очевидно, что толчком к таким разительным переменам стал случайно увиденный фильм.

Однако во второй фазе протокола мы намереваемся лишь представить несоответствующие поступки таким образом, чтобы они казались просто отвлечением, чем-то случайным в повествовательной канве. И выглядеть они должны как и в реальной жизни — совершенно ничего не значащими и не стоящими особого внимания.

На третьей фазе главный герой заявляете своем поражении и неспособности самому решить проблему. Это можно передать через написание героем письма или размышления, беседу с кем-либо. Но должно быть совершенно ясно, что он определенно сдается. Терапевту, возможно, потребуется сделать какие-то предположения, подумать, каким образом и в какой форме преподать это заявление, как связать его с тем или иным человеком, сохраняя при этом его инкогнито — к примеру, я точно никогда не слышал, чтобы мой приятель собирался покончить с собой. Но я предполагаю и не без основания, что он думал об этом, по крайней мере, “Это приходило ему в голову”. Т.о. мое утверждение, что он “подумывая о самоубийстве” или “составлял мысленно текст предсмертной записки”,— это предположение, основанное на общих сведениях об этом человеке, если я рассказываю: именно о нем.