<< Назад

А в реальности никто не смог бы вытащить оружие из камня

А в реальности никто не смог бы вытащить оружие из камня. Там оной должно было оставаться. И чем больше он старался, тем больше неуверенность росла в его сердце. И чтобы не показать себе свою слабость и неспособность, он вновь и вновь прилагал все свои силы, делая нечеловеческие усилия. И наконец он понял, что без посторонней помощи ему не справиться. И в отчаянии, отдавшись нахлынувшим чувствам, он бросился в лес, не зная и не ведая, что это как раз и есть его испытания.

Много дней провел он у меча, погруженного в камень, и слез выплакал столько, что больше в нем не осталось ни одной. С этим испытанием делать было больше нечего. И он решил, что не выдержал этого испытания, и ему стало страшно. И чем дальше он уходил от камня, тем больше мыслей теснилось в его голове: что он неудачник, что на него надеется все племя, а он не оправдывает их надежд, и племя вымрет, а он будет в ответе за это.

Целый день шел он от горы, изменившийся пейзаж несколько приободрил его совсем упавший дух, и тут он увидел спящих тигров. И прямо между ними был огромный боевой молот, манящий, словно тот меч. Еще одно испытание, подумал он. Это было совершенно ясно- Мужественный человек тихонечко вошел бы между тиграми и, не беспокоя их, взял бы молот. И молот стал бы его оружием. И этим оружием можно убить тигров, но до этого еще далеко, сначала надо достать молот.

Медленно и тихо он пробрался между тиграми. Вот сейчас он возьмется за рукоятку. Сердце оглушительно стучало. Он испугался, что гром его сердца может разбудить тигров. Каждый свой вздох он воспринимал словно порыв урагана. Изо всех сил он старался сдержать дыхание. Мышцы натянуты, как струны, кажется, вот сейчас они зазвучат, грянут оркестром в какофонии страха. Медленно, дрожащими руками он взялся за рукоять молота и рванул ее вверх.

С треском и грохотом она раскололась — ручка отломилась. Тигры повскакивали на лапы! Гэрроу закричал от ужаса. К счастью, перепуганные животные бросились наутек, одарив Гэрроу возможностью рассказать когда-нибудь о происшедшем. Но рассказывать и даже вспоминать о случившемся он не собирался. Два испытания —и две неудачи. И он отправился к горам.