<< Назад

Я не смог быть смелым, я ничего не сумел и не помог по-настоящему никому

“Я не смог быть смелым, я ничего не сумел и не помог по-настоящему никому. В 12 гранях я видел отражение моего лица, и 12 раз я увидел, какой я на самом деле. И отчаяние мое лишь умножилось в эти 12 раз. Я подвел вас, попусту растратив ваш совет. И не на что мне больше рассчитывать и надеяться”. И он заплакал, горько-горько заплакал.

“Шэт,— сказал староста,— не так уж все и плохо, мой мальчик, ты выполнил все как надо. Это и было испытанием твоего сердца. Ты оказался запертым в клетке, но отбросил мысль, что заперли тебя по злому умыслу. Ты доказал великодушие своего сердца, прислушавшись к нему, не допустив и тени подозрений в чьей-то злонамеренности. И воспользовался первым предметом, хотя не должен был, и это еще доказательство твоей отваги.

В пустыне тебя окружили свирепые волки, не было у тебя никакой надежды на спасение. Никто не пришел бы тебе на помощь, но ты сделал все, что мог в тот момент, дунул изо всех сил в свисток, и вновь победила вера и надежда твоего сердца.

А у ворот ты мог бы спастись от страшного чудища, убежав от него, но вместо этого ласками ты усыпил его, доброе и настойчивое, целеустремленное сердце вновь взяло верх. И последние три мили ты шел сюда, видя отражение своего лица в кристалле, ты узнал и признал истину о себе, а это не каждому по плечу. И этим ты доказал чистоту и искренность своего сердца.

Задания мои оказались испытаниями, которые нельзя было пройти, просто воспользовавшись какими-то предметами, эти испытания можно было преодолеть лишь сердцем. Сердце у тебя должно быть прощающим и великодушным, а не подозрительным. Сердце твое должно было верить и надеяться, а не сомневаться. И ты сам теперь знаешь, что и с открытыми глазами можно не видеть, заблуждаться, желаемое принимать за действительное. Разум твой очистился, взгляд твой прояснился, и сейчас ты оглянешься и увидишь деревню свою там, где она и была все это время, скрытая от тебя твоими же иллюзиями и заблуждениями”. И Шэт оглянулся.