<< Назад

Каждый лоскуток хранит историю дней их детства

А бабушке приходилось трудиться помногу часов, сшивая крохотные кусочки материи для лоскутного одеяла. И у каждого лоскутка своя история, которая тут же рассказывается внучке: “Вот гляди-ка, это от того платья, в котором ты в первый раз ходила к причастию, а это от платья, в котором мама была, когда ее увезли в больницу, это от рубашки дедушки, он задевал ее в тот день, когда подстрелил большущего оленя...” У моей знакомой, Бэтти Лу, есть лоскутное одеяло, которое сделала для неё ее лучшая подруга на день свадьбы. Каждый лоскуток хранит историю дней их детства, является как бы материальным воплощением тех мест, где они побывали, чего-то такого, чем вместе занимались. Тут даже капелька крови есть — это подруга палец себе наколола, когда сшивала лоскутки. И до сих пор есть у них такое пристрастие, я бы сказал, любовь, обожание — расстелить теплым весенним деньком свое одеяло на лужайке и целый день наперебой рассказывать запечатленную в лоскутках историю их жизни и историю их дружбы.

Родители одной моей клиентки вспоминают о доме, который вместе построили. Вот им пришлось натерпеться! — рассказывает мать,— все пальцы в занозах, молотком сколько раз попало, и подумать страшно, а рамой ее так шибануло, что потом полдня приводили в чувство. Мозоли до сих пор не сойдут никак. Она с гордостью смотрит на них и с улыбкой добавляет, что в жизни из этого дома никуда не переедет, разве что вынесут ее ногами вперед, может, это и есть “выстраданная любовь?”