<< Назад

Никто и никогда не должен видеть, чтобы ты потела

Появились у нее и другие занятия, в которых она также научилась распознавать удовольствие, хотя поначалу так не считала. Вначале, боясь оказаться неуклюжей или обиженной на свидании, она избегала свиданий, но экстраполируя один опыт на другой, постепенно стала сознавать, что можно приветствовать боль, которая есть не что иное, как тревога, так же легко как то, что почитается за удовольствие. Сердце билось в ожидании чего-то, и она решила, что нет причин подавлять зов плоти и пошла на встречу с человеком, который показался ей интересным и привлекательным, о чем и сказала ему, упиваясь необыкновенным теплом, прилившим в этот момент к груди и щекам. Как жаль, что ей не было известно, насколько это изменение оттенков ее кожи очаровало ее приятеля.

Она так и не отпустила себе такие же ногти, как у Долли Партон, хотя ее собственные были теперь очень хорошо ухожены, что вполне соответствовало ее новому поведению и привычкам. Мне это напомнило о Марне, когда Марна обратилась ко мне, полагая, что под гипнозом может избавиться от лишнего веса и добиться этого, особенно не напрягаясь и не “потея”.

Марна тогда еще не знала Шерри и просто хотела сбросить вес без разных там физических нагрузок, вызывающих пот. Она считала пот чем-то чуть-ли не неприличным, такое отношение очень хорошо воспринимается, если насмотришься шоу “Мисс Америка”, где так и мелькает призыв: “Никто и никогда не должен видеть, чтобы ты потела”. Ну, и что же тут плохого, с чем бороться? — с естественным отправлением тела, полезным, очистительным, просто замечательным изобретением природы? Я так думаю, Марна посчитала, что можно просто не переедать, а для этого можно воспользоваться гипнозом. Но общеизвестно, что тут необходимы изменения на гораздо более глубоком уровне. Возможно, в ее случае изменение необходимо в обмене веществ или же в изменении ее неприятия того, что твое тело должно функционировать так, как это определено ему природой. А если думать как она, то вполне можно заметить тот призыв на шоу на что-нибудь типа “Никто и никогда не должен видеть, чтобы ты дышала”.