<< Назад

Правила заложены глубоко в нас

И ты можешь наслаждаться этим жизненным символом того, что ты такой живой, такой сексуальный, и я уверен, что так оно с ней и было, она была очаровательна, и он оценил это сполна. Он придвинулся к ней с таким выражением, что жар захватил ее всю, в ней запульсировали, забились ощущения; втайне минуты принято говорить языком любовных романов, они так детально и с таким знанием дела все описывают, что невозможно оторваться, ты на самом деле ощущаешь трепет, давно известный, но так давно испытанный в последний раз. Он начинается где-то в желудке. Проскакивает мысль, где это твой муж сейчас и когда это было с тобой в последний раз, может даже ставишь себя на место героини. И ты знаешь, что трепет закончится оргазмом, если принять, как свои, все чувства, которые описано в столь страстных подробностях: “Он припал к ее тугим выпуклостям”,— ну и т.д. Именно этим в основном и заполнены “Горячие флоридские ночи”. Действительно, куда уж горячее. Это шанс, когда можно отдаться полностью, растворившись в своих желаниях, страстях, чувствах. И это гораздо больше, чем просто сексуальная игра.

Ее правила заложены глубоко в нас. Нужно только вспомнить их и отдаться тому, кто уже их вспомнил. И человек, который в состоянии вспомнить их, может помочь вспомнить и тебе, и тогда этот человек навсегда останется в твоей памяти, даже если когда-нибудь потом тебе придется применить полученные “воспоминания” с кем-то другим. Это как транс, и ты помнишь все, что делала и как это было. И ты должна благодарить свое подсознание за его способность помнить, хранить для тебя воспоминания о том дереве, когда ты была еще девчонкой. И совершенно неважно, испытываешь ли ты сейчас это чувство — оргазм,— или же помнишь его, а может быть воображаешь, или оно тебе снится снова, во всяком случае твое подсознание просто молодчина за то, что способно поставить это ощущение сейчас превыше всего. Это все та же мудрость, которой ты можешь воспользоваться, чтобы связать ощущение с подходящим контекстом либо твоего сознания, либо подсознания. А уж это полностью зависит от контекста, каким явится для тебя это дерево и что тебе в нем нравится больше — подниматься наверх или опускаться вниз, или то и другое попеременно. Я часто брал своего сынишку Шона на детскую площадку, где торчала специальная такая палка, по которой детишки карабкались вверх, висели наверху, уцепившись руками и обхватив ее ногами, съезжали вниз, и так с завидным детским постоянством — вверх на палке, вниз на палке, вверх... Шон поначалу робел, а потом все это стало легкой забавой. Алисия была тогда еще совсем маленькой, чтобы лазать, но я уверен, что и она не останется в жизни “неумехой”.