<< Назад

Увидеть себя, прощающимся с переживаниями отца

Я попросила его представить и увидеть себя у изножия могилы отца. Видеть перед собой образы не сложно. Это умеют хорошо делать дети, у взрослых практика тоже не малая. Я прошу его увидеть; увидеть, словно на самом деле, просто увидеть себя со стороны — вот взрослый, еще молодой мужчина. А что он делает? Каковы его чувства? Он о чем-то говорит, как он это делает — увидьте и услышьте это.

Я прошу его увидеть этого молодого мужчину — самого себя,— у могилы отца. Что он говорит — он прощается, он прощается навсегда со своим отцом. И даже когда отец или мать живы, в трансе возможно распрощаться с ним или с ней в образе взрослого и распрощаться с тем ребенком, каким вы когда-то были., Да, он еще совсем недавно был на похоронах, пролил, по-видимому, не одну слезу, но на самом-то деле не распрощался с .отцом так, как должен был бы, особенно при его обстоятельствах. Поэтому я попросила его внутренним взором увидеть себя, представить, вообразить, увидеть наяву себя, прощающимся с отцом так, что это позволит осознать, пусть это и больно, что больше нет места для надежд и желаний, связанных с отцом. Увидеть себя, прощающимся с переживаниями отца, прощающимся с его любовью к своему сыну, и, конечно же, обязательно нужно попрощаться с разочарованием и мечтами маленького мальчика, которые он до сих пор держал про себя в тайне от всех — где-то вне уровня сознания. Сказать им “прощай”; увидеть, как прощается с ними этот маленький мальчик, прощается с мечтами и надеждами на поддержку отца, прощается с возможностью исполнения своих надежд отцом в этой или другой жизни.

Слезы струились по его лицу с того момента, как он только вошел в транс. И чем их было больше, тем легче ему было прощаться. Чем больше в вас любви, тем тщательнее нужно прощаться. Чем больше вас постигло разочарование, тем тщательнее нужно прощаться. И вы прощаетесь с любовью родителя, с уроками, которые он вам преподал в жизни. Сколько из них бывало не очень-то приятных. И вы прощаетесь с ними, вы прощаетесь с родительской болью, с их неспособностью сделать для вас что-то еще.

И это не значит, что вы прощаетесь с надеждами и мечтами, на которые ребенком были способны, потому что после того, как сможете по-настоящему проститься с ожиданиями, что родитель изменит что—то или заставит вас измениться, или научит вас чему-то, очень нужному для вас, после этого вы очень быстро сможете дать понять этому ребенку, что мечты вполне могут сбыться. Но исполняются они совершенно на так, как вы это себе представляли.

Он прощался очень долго, он видел, как слезы стекают одна за другой по щекам, на воротник, на грудь. Вы видите, как ты тот, другой, прощаетесь с горечью, прощаетесь с разочарованиями маленького мальчика в ожиданиях, что отец научит, его еще чему-то. Есть вещи, которым каждый родитель обязан научить своего ребенка.

Что было в его видениях? В видениях — он сам, он маленький мальчик, перед которым целый ряд эмоциональных реагирований, которые совершенно не уместны в дне нынешнем. Но вы прикипели к ним, они всегда с вами, а вы не знаете, как войдете с ними в ваше будущее, какое дадите им применение. Вы видите себя перед отцом с этими ощущениями.