<< Назад

Искривленность и неудобоваримость ощущений

Одна дверь представляет лучшее возможное прошлое, которое у нее могло было бы быть. Я говорю ей, что это не та часть, которая ей не понравится. Одна дверь представляет наихудшее возможное прошлое, которое у нее могло было бы быть. Третья дверь скрывает за собой настоящее прошлое. Спорить могу о той двери, куда бы вы заглянули сначала. Я предлагаю, чтобы вы отправились сначала в настоящее прошлое. Но некоторые предпочитают обратиться сначала к десерту, другие же — наоборот, они достаточно взрослые, чтобы десерт оставить на потом. Одним нравится сначала сделать домашнее задание, а потом играть, другим же нужно сначала отдохнуть. Одни выполняют сначала главное, а потом приступают к второстепенному, мелочи никуда теперь не денутся.

А поскольку она все-таки социальный работник, я полагаю, что ей прежде всего захочется заглянуть в наихудшее возможное прошлое, побыть там, походить, осмотреться, словно останавливаясь у каждого камушка под ногой. Она открывает: дверь, входит медленно-медленно, каждый шаг равен году в ее наихудшем возможном прошлом, настолько плохом, что трудно даже это представить себе. Ей предоставляется отличная возможность немного помучиться, чтобы научиться чему-то в трансе, в особенности это полезно для помощи в определении соответствия своим запросам избранной специальности или работы.

Она может вернуться назад в будущее, но не знает, что я имею в виду. А поскольку действие происходило задолго до появления фильма с таким названием, моя идея ей совершенно непонятна. Я прошу ее сделать еще шаг и обратиться к еще одной идее о том, как это будет все в наихудшем возможном прошлом, потом сделать еще шаг. Мне не хочется настаивать, чтобы она рассказывала обо всем, что видится ей в воображении, я знаю, что воображение у нее развито, поэтому ничего хорошего не жду услышать. Однако, пока сознание может получать удовольствие от всякой жути, подсознание не может отвергать определенного знания, аккумулируемого вами.

Может, тут дело в чувстве отстраненности, может, вы это откуда-то помните. И тогда еще шаг в прошлое, и еще шаг в прошлое, возможно, в еще более ужасные и уродливые образы и звуки, в еще большую искривленность и неудобоваримость ощущений. И время течет здесь совершенно по-иному.

И вот она заходит все глубже и дальше, до семи лет, до шести лет, пяти, четырех, трех лет, я не рассчитываю на то, что ее сознание достаточно осознает все происходящее в наихудшем возможном прошлом. Я и не думаю, что она получает от всего увиденного такое уж большое удовольствие, поэтому прошу ее вернуться назад, выйти из этой двери и как можно скорее.