<< Назад

Передача интенсивности ощущений ускорением дыхания

Вы решаетесь заговорить об этом. Сначала вы лишь передаете интенсивность ощущений ускорением дыхания, вдыхая носом и выдыхая с силой через рот. Именно так он и делал некоторое время, потом словно электрический разряд пробежал по его телу, вслух он сообщил, что ему в этот момент 16.

Ему 16 лет, его старшая сестра “подстрекает” его, дразнит, доводит до того, что он в гневе бьет ее по руке. Она падает, потом поднимается и убегает к отцу. Появляется отец, он ничего не хочет слушать...

Дэн растворяется в слезах, горькие слезы стекают по щекам. Явно, ему очень больно, мы просим его рассказать обо всех своих чувствах отцу. Заикаясь, он начинает канючить, что это не его вина, мы предлагаем ему повторить это, громче и тверже, чтобы отец услышал. Но вместо этого Дэн замыкается в себе, становится понятно, где все началось.

Глубоко вздыхая, теперь уже просто с огорчением, он говорит, что отец тогда не выслушал его, не поверил ему, что это она во всем виновата. Он был обозлен, взбешен и заорал, что сейчас изобьет Дэна. Дэн все еще дрожал и плакал, воспринимая ощущения, которые еще жили в нем, как боль.

Но как человек решает перестать доверять, перестать делиться своей болью и просить о помощи? Задумывался ли он об этом,— спросили мы его. Нет, он не помнил, он предположил, что, может быть, рано или поздно это должно случиться. Есть, вероятно, какие-то правила, почему это происходит, почему в один прекрасный день ты поддаешься этому правилу и начинаешь сдерживать себя во всем. Но чьи это правила? Верны ли они? Если живя по ним, человек в тридцатилетнем возрасте становится полной развалиной, разве они верны? Так зачем же им следовать? Ведь это же насилие над собой, если ты в гневе, если тебе больно, а ты поддаешься каким-то правилам. Тут может возникнуть предложение, что человек может использовать свой гнев для того, чтобы решить не делать над собой насилия, стараясь сдержать боль в себе. Разве не этот путь более подходит во взаимоотношениях со всеми — вырасти и стать человеком, которым тебя не хотели бы видеть — человеком чувствующим.