<< Назад

Молва о случившемся быстро облетела всех родственников

Глубоко в сознании средней дочери остались воспоминания о первых своих робких попытках выразить родителям свое мнение о том, что она думает на свой счет, кто она и что она, и что это абсолютно отлично от той модели, которую стараются в нее впихнуть родители. Но все ее высказывания в ту пору касались лишь взглядов на религию, что она любит и что ей не нравится, и ничего такого, потрясающего устои и мораль, не было. Она высказывалась им, твердо веря, что честность гораздо более важна, чем ложь в таких отношениях, что не верит в их Бога и в их веру в него.

Больше всего она верила в любовь: “Но ведь Бог и есть любовь. Вы сами меня учили”. И что тогда началось. Родители не могли примириться с этим. Они рассердились, им было больно, они посчитали себя чуть ли не преданными, они испугались о возможности вечного спасения для своей дочери.

Они не смогли принять и ее откровенности, когда много позже она попробовала поделиться с ними о своих любовных отношениях с одним мужчиной, заявив, что не намерена выходить за него. И вот тогда-то она и перестала им лгать, как лгала все эти годы, стараясь щадить их.

Ах, как разошелся тогда отец, он накинулся на нее, стал ругать, изо всех сил стараясь заставить ее признать, что она виновата. Он говорил ей о том, как мать теперь, должно быть, желает умереть, услышав от своей дочери такое, что сердце ее вконец разбито. Вот тогда-то и пришел конец противостоянию с матерью, который едва не кончился ее смертью, но мать не умерла. В ее сердце оказалось довольно места для любви к дочери, которая была так не похожа на нее и не скрывала этого.

И вот теперь, 20 лет спустя, она вновь испытывает мать “на прочность”. Молва о случившемся быстро облетела всех родственников, все ждали, что же теперь будет. Но любопытная вещь — матери даже полегчало немного. Не настолько, конечно, что она тут же пустилась кататься на качелях в парке, что совсем рядом с ее домом, но все-таки полегчало.

Гораздо больший эффект все это произвело на дочь, в тот же день ставшей взрослой женщиной, не нуждающейся больше в советах и наставлениях как жить. Когда вдруг осознаешь себя именно так, твоему счастью нет предела. Ты спорно чистый лист бумаги, на котором можешь нарисовать все, что захочешь. Кстати, а что ты хочешь нарисовать? Это сознание тщится задать этот вопрос, подсознание же что-то выводит уже. Можно просто смотреть, что получится, а можно составить для себя какой-нибудь план. В самом деле, а почему бы не спланировать “рисунок” так же, как ты планируешь все, что для тебя ценно и важно. Оказывается, и это можно превратить в удовольствие, совсем не важно, сколько тебе лет.