<< Назад

Если вы растете слишком быстро, то можете столкнуться с непониманием своим организмом использования симпатической нервной системы

Так вот ваша отчужденность, она движется в таз, может перейти в ягодицы, в поясницу. Я не знаю, захотите ли вы ввести ее туда постепенно или одним махом, системно, случайно. Уверен, как вам быть — лучше вас этого никто не знает.

Мне вспоминается одна клиентка, Линда ее звали, из Пенсаколы, штат Флорида. У нее поясница болела. Боль психодинамически возникала все вновь и вновь. И никто не мог поддержать ее. Ребенок, выросший слишком быстро, стал доктором. Чтобы стать врачом в Пенсаколе, да еще в таком возрасте, как она, ей в самом деле нужно было иметь недюжинное желание выдвинуться из толпы.

Если вы растете слишком быстро, то можете столкнуться с непониманием своим организмом использования симпатической нервной системы. Некоторые боятся расслабиться. Линда считала, что достаточно подпитки кровотоком ее центрального аппарата, я имею в виду слизистые оболочки, пищевод, легкие, желудок, мочевой пузырь, позвоночник, сфинктеры, вагину,но раздражение этой области явилось сигналом, даже до того, как она сформулировала это для себя, что она недостаточно крепкая. Тут вполне можно было бы упасть и забиться в истерике. А родители обступили бы и стали выговаривать за слабость: “Зачем же плакать, если тебе нужно что-то, скажи, и я дам тебе это”. Ребенок достаточно быстро начинает понимать, что родители чувствуют себя гораздо счастливее, когда ты такая сильная, крепенькая, энергичная, когда симпатическая нервная система постоянно подкачивает адреналин в твою кардио-васкулярную систему, в мышечно-тканевую систему. А так можно и артрит себе заработать и попортить нервно-тканевую систему.

У некоторых другая проблема. А в защитных снах совсем неплохо увидеть себя с другой проблемой. Каждому известно, что можно забыть сон, проснувшись. И вот в снах Эрик-сон представлял себя с совершенно другим набором реагирований организма. Затем входил в воображение и чувствовал эти ощущения. А на утро ничего не помнил.

Однажды он появился в кабинете и сказал: “Ночью во сне у меня было очень много боли и я все еще в своем защитном сне”. Я ответил: “Мне очень приятно быть рядом с вами в вашем сне”.