<< Назад

Болезнетворные флюиды центрального аппарата разрушают биохимический баланс

А давайте отстраненность смешаем еще с каким—нибудь трансовым явлением. Если боль у вас постоянна, отстраненность может сделать ее прерывающейся. А если она прерывающаяся, отстраненность может вообще свести ее к минимуму. И пусть тогда мгновения боли станут совсем коротенькими и идут по часовой стрелке. Совсем как на свидании, когда времени не замечаешь. Тогда и времени у вас не хватит, чтобы осознать, что к чему. А моменты, когда боли совсем нет, пусть длятся вечно. Очень это вам подойдет, если вы все сделаете следующим образом.


Вы знаете, что стараетесь испробовать, что получится, и привыкнуть к этому, пусть тогда отстраненность действует на вашей скорости, как у вас было с рукой и глазами, испробуйте смесь ощущения временного искажения с отстраненностью, и пусть тогда боль возвращается. А потом решите для себя, годится ли это, если годится, пусть тогда моменты боли станут очень короткими, а моменты без боли покажутся [медленно ] два, три, четыре, пять раз длиннее, [пауза ] покажутся вечностью. Так, болезнетворные флюиды центрального аппарата разрушают биохимический баланс. У Линды он качнулся в сторону симпатического нарушения. Вот не повезло. Отсюда прямая дорога до всякого рода проблем в нервно-тканевой системе, в кардиоваскулярной системе и мышечно-скелетной системе.

Вы собираетесь разрушить ваше химическое равновесие? Раздражение, которое является сигналом подсознанию на впуск адреналина в мускульную систему, должно быть достаточным, чтобы центральный аппарат заполнился болезнетворными ощущениями. Возможно, это подскажет вам, что пора подумать о защитных снах.

Возможно ночью, во сне вам явится знак, что пора прибегнуть к защитным снам. А может быть и днем. И вы должны быть способны справиться с беспамятством в отношении снов с тем, чтобы днем заниматься своими обычными делами.

В ночных снах вы учитесь забывать многое. Как это получается, вы не могли бы сказать, и вы не можете быть точно уверены, что забыли что-то до тех пор, пока вновь не подумаете об этом. Для вас это должно быть настоящим испытанием, как запомнить беспамятство, не думая о нем.

Вот ведь о лодыжке не думаете. А как вы о ней думаете? Примените это знание к укороченным моментам сокращенной до минимума боли и затем забудьте о самом факте, что вы это делали. А внимание обратить следует еще на что-то, может, я уже говорил об этом или вы сами об этом подумали.

Вот теперь у вас есть знания и умения. У вас полно разных способов поступать по-своему, прибегая ко мнениям и знаниям других лишь временно, и то, если это соответствует вашим желаниям и потребностям.