<< Назад

Так что же делать с клиенткой с миастенией гравис?

Или же вы можете поменяться местами с той своей частью, которую замечаете еще где-то в комнате, и умножить, воспользовавшись знанием таблицы умножения, это ощущение не замечания раздражения. А когда вы знаете таблицу умножения, время кажется таким быстрым, когда вы умножаете что-то. Ваша рука отстранилась от очков. А ваше подсознание не создает больше отвлекающего раздражения так, как это было раньше. Поэтому мне хочется знать, как это отвлекающее раздражение в спине начало меняться, и можете ли вы это выразить или просто оценить это, или же вы еще чего-то ждете.

И умножая ощущение не замечания или вспоминая способность забыть о таблице умножения, позвольте пониманию изменить местоположение. Порой так трудно отделить горох от хлопьев, пюре от мяса, а подливку от всего, вместе взятого. Надеюсь, в вас есть это ощущение, надеюсь, что ощущение отстраненности начинает приобретать материальность вместе с ощущением не замечания раздражения в вашем теле. Или забывая о чем-то, что было так же трудно и невыносимо, как таблица умножения.

Так что же делать с клиенткой с миастенией гравис? Как же объяснить, что не должно быть никакой зубной боли, если приняты все надлежащие медицинские меры? А так, что я попросил ее в трансе быть уверенной, что она вновь ощутит свою способность легко дышать, что нет никакой необходимости поддаваться панике, которая ушла вместе с наставлениями ее врачей.

А вот рука ваша очень хорошо парит, машет, словно прощаясь. И мы можем распрощаться с массой всяких вещей. Мы можем распрощаться с людьми из нашего прошлого, можем распрощаться с прежними представлениями о себе. Может, вы думали о себе, как о ковбое. Может, вы и не помните об этом. Вы распрощались с ним. Или вы видели себя электриком. Или пожарником. Прощайте, образы. Примерьте к себе роль взрослого, ведь вы взрослый человек. Возможно, будучи ребенком, вы видели себя и своим плюшевым мишкой и своими мамой и папой одновременно. Я знаю, что многим малышам не удается выделить себя, понять, что ты не мишка, не папа и не мама. Распрощайтесь с этими образами, пусть они уходят, вам не нужно больше думать о них, раз уж вы это вы.

И я сказал: "Я хочу, чтобы вы осознали, что власть вашего врача заключалась лишь в слиянии сильного эмоционального чувства и простого совета, к которому вы должны были "прилипнуть". А сейчас ваше эмоциональное чувство не так сильно. Т.е., вы, вероятно, не так сейчас преданы созданному у вас искусственно состоянию. Значит эту мысль можно просто отбросить". И я попросил запереть ее в маленький ящичек. Я объяснил ей, как в детстве мы иногда засовываем куда-нибудь плюшевого мишку, считая, что заперли огромного льва или здоровенного медведя, только лишь для того, чтобы найти потом своего малюсенького плюшевого медвежонка. Интересно, что наши детские страхи оказываются ничтожным, когда мы вырастаем и мужаем.