<< Назад

Трудно судить о размерах мира

И символом нового умения был этот блестящий, первый велосипед, такой тяжелый и сильный. Ему нравился его цвет, нравилось держаться за руль. Поначалу родители разрешали проехать лишь до ближайшего угла. Туда можно было и пешком дойти, но с сидения велосипеда вид был совсем другой. Ветер дул в лицо, давая ощущения скорости и силы. И на велосипеде он становился чуть выше ростом.

Время шло, ему стали позволять выезжать за угол, а с его точки зрения, в целый новый мир. Там были другие дети, другие родители. Другими были улицы, кусты, трава, машины, люди одевались не так. Оказывается, можно смотреть и видеть по-разному.

Настал, наконец, день, когда он стал достаточно взрослым, чтобы пересечь на велосипеде улицу. Вначале он не придал этому значения. Но мир вдруг расширился на несколько кварталов. Он почувствовал себя таким маленьким в этом пугающем мире. Но потихоньку, раз за разом он исследовал все кварталы. Робко, аккуратно, медленно, но в конце концов он стал ездить так далеко, пока не уставал. И каждый раз чуть дальше всегда было что-то интересное, знакомые, одноклассники, еще кто-то. А потом родители согласились, что он готов ездить и по другим улицам. Трудно судить о размерах его мира, с километр, может два или больше. Вот интересно, как по-разному люди живут и развлекаются. Он бы не смог объяснить, почему особенно интересно было делать открытия, о которых ничего не знали . родители. Со временем он стал им меньше рассказывать о своих приключениях. Да ничего такого и не было. Любопытно, а почему люди совсем не похожи на то, что он о них знал.

Гоняя по незнакомым местам, он иногда чувствовал, как глухо бьется сердце в груди, как трепет и возбуждение охватывают его. Он чувствовал себя взрослым. Ему интересно было читать незнакомые вывески, видеть новые дома, находить новые пути. Он научился ориентироваться, возвращаясь домой разными дорогами, так, на всякий случай,а вдруг пригодится. Ему приходилось натыкаться на всяких хулиганов и подозрительных типов, поэтому он стал понимать необходимость выбора.

А пока он и в самом деле рос, особенно ни о чем не задумываясь. Он любил свой велосипед. Велосипед был его машиной времени и пространства. Нажимая на педали, он смотрел по сторонам, чувствуя, как несутся по мостовой колеса — прямое следствие его усилий. Он чувствовал силу в спине, силу в руках и ногах. На велосипеде он чувствовал себя чуточку выше, сильнее, с каждым днем, неделей, месяцем прибавляя в скорости.