<< Назад

Повествование сказочного характера

Истории на основе реального опыта, пережитого и осмысленного терапевтом, очень правдоподобны, а если они соответствуют чаяниям клиента, то становятся впечатляющими, интересными и захватывающими. Это справедливо, даже если они кажутся терапевту слишком “мирскими”, далекими от терапии. Наша работа состоит в том, чтобы вовлечь сознание клиента в использование драматических средств, захватывающих внимание, возможно и не сразу решающих проблемы или специально включенные в историю неопределенности.

Поскольку наши истории основаны на опыте, легко избежать критическое восприятие их клиентом. Повествование сказочного характера, где главными героями являются животные, обычно не вызывает отклика у взрослого пациента и может привести к утрате контакта. К сожалению, многие не задумываются, что рассказывают историю, если только она не начинается словами “Давным-давно” и не кончается “и жили долго и счастливо”. Истории, начинающиеся и кончающиеся в этом духе, часто включают и другие нежелательные явления, как, например, болтающих кроликов или ораторствующих лягушек. Когда, в редких случаях, мы пользуемся растениями, животными или неодушевленными образами, наделяя их в терапевтической истории, рассказываемой взрослым или подростком, человеческими чертами,— мы делаем это из перспективы сказочного, или изображенного действующим лицом-человеком или же отрекаемся от этого по-другому. Например, когда Мильтон Эриксон говорил человеку о помидорных кустах, то рассказывал ему о том, что помидоры “чувствовали” себя хорошо. Однако затем отрекался от этого, добавляя, что “звучит это по-детски, но может победоностической оценке, которая корректирует цели и позволяет выбрать тип интервенции, способствуя выполнению задач лечения и искоренению проблемы. Такой процесс обычно включает цели изменения подверженности волнениям, изменения отношения, поведения, самовосприятия и т.д., выясняющиеся при лечении.