<< Назад

Коллекция царапин

Делая последний круг в этом великолепии, бросая прощальный взгляд в сказочную феерию, мы заметили, как Макс старается оторваться от рифа, разбрасывая вокруг себя крошево из кораллов, борясь с течением, неровно дыша, дергаясь, суетясь и возясь с поплавковым жилетом. Напарником у него был инструктор. (Могу поспорить, Тим считал, что быть в паре с инструктором — большая честь, —а на самом деле инструкторам не нужны несчастные случаи, поэтому и плывут они с самыми опасными или глупым ныряльщиками.) Очевидно, Макс никак не мог понять знаки инструктора, как заполнить воздухом жилет, чтобы вернуться на поверхность. Таким оказался результат 20 фунтов, на которых он настаивал. Я так думаю, его очень интересовал вопрос новых царапин в добавок к его коллекции. Было бы обидно остаться без таких сувениров, пропустив и осьминога, и другие чудеса. Смотрел на него, а в голове вертелась мысль о новом значении выражения “процарапать поверхность” применительно к глубоким погружениям.

На катер мы вернулись раньше Макса. Я поблагодарил Тима за то, что он был моим напарником, и сказал ему такое, что он вряд ли ожидал когда-нибудь услышать. Я сказал, что мы знали, что из него получится хороший ныряльщик, потому что он был осторожным, задавал вопросы и перед тем, как предпринять что-то, терпеливо дожидался совета. Он сказал: “Вы говорили, что скажете потом, почему считаете, что у Макса мозги в заднице”. “Да-да, помните Макс на коленях, там на коралле, с ногами как Перл Харбор? Очевидный результат погружения со слишком большим балластом, оттого-то у него и ссадины”. Кстати, ох и задал же инструктор ему жару, когда они вернулись. Не знаю, о чем они там ругались, только под конец инструктор пригрозил, чтобы и ноги его больше не было на этом острове. А почему трубку он засунул в гнездо для ножа, я так до сих пор и не знаю.

А Тим после того достопамятного дня объездил весь мир, еще много чему научился, и сейчас он настоящий специалист. Время от времени он присылает нам открытки с описаниями своих последних приключений. Последняя пришла с берегов Красного моря. Там он пишет, что прав был Кахил Гибран: “Это как вечность, смотрящаяся в свое зеркальное отражение”. Кому ж тут захочется “процарапываться!”