<< Назад

Никаких сомнений

Существующее отношение: Если я на самом деле забочусь о других, то должен быть воспитанным, чтобы избавить их от дискомфорта от сознания моих нехороших чувств и проблем, которые они мне создают.

Целевое отношение: Я искренне выражаю свою заботу о людях говоря им о своих проблемах.

Совсем не трудно пустить все на самотек. Пусть все идет как идет. Это как с хобби, умеешь что-нибудь, так умеешь, все само собой получается, и даже удивительно, отчего это вначале не получалось, если вообще помнишь это начало. Совсем как когда малышом сражался с велосипедом, пытаясь научиться держать равновесие, и вдруг, ни с того ни с сего научился. И садись на велосипед хоть через 5, хоть через 10 или 20 лет — все равно умеешь. И даже не задумываешься, как же ты это умеешь. Никаких сомнений — и все тут. Садишься себе и где-то в подсознании ощущаешь удовольствие и чувство равновесия и то, что ты просто умеешь его держать. Просто удивительно, ну, никаких усилий — крутишь себе педали и радуешься, что он едет, волшебство какое-то.

А как тяжко вначале. И страшно-то как. Может это вообще присуще подросткам, хотя, в некотором смысле, мы все подростки, потому что всегда найдется, чему научиться, ради чего стоит рискнуть. Вот так оно и с нашими соседями и с их страшным сыном.

Когда 18-летний Ралф, старший из двух братьев, отправился к отцу, ему пришлось решать проблему, с которой сталкивается большинство подростков, —проблему своей индивидуальности и риска. Входил он со смешанными чувствами в голове, страстно мечтая быть признанным своим отцом, давным-давно, вероятно, забывшим о нем, ведь когда он развелись, Ралфу и года не было. Смешалось все, и обостренная горечь, и упреки отцу, и надежда ожидания, и желание стать ближе к нему. В общем-то, он и не знал толком, чего ему надо. Без сомнения, в нем проснулась еще и ревность при виде, какой заботой и любовью окружен его двухлетний сводный братишка. Вот уже некстати, совсем он не хотел никаких проблем.